Embassy

embassy_voices


Блог посольства США в Москве


Защита и осуществление прав интеллектуальной собственности необходимы в «биосфере» стартапов
Embassy
embassy_voices
Предприниматели вкладывают в развитие бизнес-идей время и деньги. Для предпринимателя, особенно в сфере высоких технологий или Интернета, идея – это зачастую всё, что лежит в основе нового бизнеса. Без идеи бизнеса бы не было.  Именно поэтому предпринимателю так необходимо защитить эту инвестицию. Они добиваются этого путём приобретения и принудительной реализации прав интеллектуальной собственности, которые позволяют им получать выгоды от своей изобретательности, при том что другие не будут копировать и эксплуатировать их идеи.



Недавние исследования показали, что в России начинающие предприниматели составляют очень небольшую долю взрослого населения трудоспособного возраста. Предпринимательство по-прежнему играет незначительную роль в российской экономике не только в сравнении с другими странами БРИКС (Бразилией, Индией, Китаем, Южно-Африканской Республикой), но и со странами Восточной Европы.

Почему так происходит и как это можно изменить?

Есть разные причины, однако, что касается стартапов в области высоких технологий (таких как программное обеспечение и Интернет) и творчества (возьмём музыку и кино!), одну из главных проблем в России составляют права интеллектуальной собственности.

Защита и осуществление прав интеллектуальной собственности продолжают подвергаться существенным испытаниям, что особенно заметно в части нарушения авторского права и подделки торговых знаков.   Эта проблема вызывает озабоченность не только у существующих компаний.  Когда предприниматели видят риск копирования или кражи своих идей либо не доверяют способности судебной системы обеспечить реализацию своих прав интеллектуальной собственности в принудительном порядке, они открывают компании в тех странах, где они могут защитить свои права более надёжно.  По этой причине многие предприниматели подают заявки на патенты сначала не в тех странах, где живут, а там, где лучше обеспечено осуществление прав интеллектуальной собственности.

Каким же образом вопросы защиты и принудительного осуществления прав интеллектуальной собственности сказываются на условиях предпринимательства в России?   Конечно, кто-то скажет, что они являются такими же необходимыми элементами в «биосфере» стартапов, как вода и кислород в биосфере Земли.  Если их не будет хватать, креативная и предпринимательская энергия россиян не найдёт достойного выхода.   Великолепные новейшие замыслы будут сорваны, отложены в сторону или будут вынуждены уйти в другие страны через аутсорсинг,  офшоры или эмиграцию.  Ни один из этих вариантов для российской экономики не идеален, однако они останутся для России повседневной действительностью, пока защита и реализация прав интеллектуальной собственности  не будут включены в число приоритетов работы на благо предпринимательства.





This post in EnglishCollapse )

Бизнес-инкубаторы: необходимая поддержка для стартапов
Embassy
embassy_voices
Карен Энстром
Полномочный министр, советник по экономическим вопросам посольства США в Москве

Бизнес-инкубаторы обеспечивают насущную поддержку начинающим компаниям, нуждающимся в консультациях и венчурных капиталах, чтобы приступить к реализации своих идей.  Также они играют важнейшую роль в стимулировании социально-экономического роста и создании рабочих мест.

Развитие предпринимательства, в том числе при помощи бизнес-инкубаторов, – одна из областей, где Россия и США сотрудничают уже многие годы.  Ещё в 90-е годы Агентство США по международному развитию поддержало российскую инициативу, названную «Морозовским проектом» (в честь знаменитого российского предпринимателя и филантропа Саввы Морозова, погибшего в 1905 г.).



Целью Морозовского проекта было создание широкой сети центров по поддержке бизнеса, включая 14 бизнес-инкубаторов. Инновационные проекты типа Фонда бизнес-инкубаторства МГИМО продолжают помогать предпринимательству в России и служат бесценным катализатором роста частного сектора.

В Америке инновации и предпринимательство ценятся очень высоко. Конечно, универсального набора мер для стимулирования инноваций не существует.  Местные условия, база знаний, политический климат и институты в соответствующей стране, естественно, влияют на то, как будут развиваться инновации. Тем не менее, мы все можем поучиться друг у друга и поделиться лучшими методами и опытом, и это пойдёт на пользу всем.

Предпринимательство как важнейший двигатель американской экономики

Предпринимательство чрезвычайно укрепило американскую экономику. За последние пять лет стартапы создали в США свыше 44 миллионов рабочих мест.  Фактически, они и составили чистый прирост рабочих мест за указанный период.

По сведениям Управления малого бизнеса США 28 миллионов малых предприятий дают сегодня 54% всех продаж в стране. Ввиду такой важности стартапов администрация Обамы признала их поддержку высшим экономическим приоритетом, финансируя значительные меры, гарантирующие американцам возможность открыть своё дело и развивать бизнес.

От патентной реформы и налоговых зачётов для малого бизнеса до государственно-частного партнёрства «Стартап Америка» и Национальной экспортной инициативы – мы настойчиво трудимся над снижением барьеров на пути к успеху.

Однако новый бизнес не появляется из ничего. Успех американских стартапов опирается на соответствующую законодательную базу и культуру, где ценятся инновации, а также свободная и открытая конкуренция.

Инновации: сажаем семена будущего роста

Мы верим в развитие инноваций и предпринимательства, потому что мы видели выгоды, которые этот образ действий может принести экономике.  Именно поэтому мы ежегодно тратим более 400 миллиардов долларов на финансирование исследований и разработок в этой области.

Но так поступать мы можем только потому, что государственный и частный сектор действуют совместно. Почти 70% всех исследований в США финансируются частными промышленными компаниями, что даёт рабочие места, а также знания и навыки, лежащие в основе новых товаров, технологий, предприятий и даже новых отраслей.

Государственная политика и устои общества также сыграли ключевую роль в истории успеха наших инноваций. В Америке, например, частные лица и университеты могут получать патенты на исследования, оплаченные государством; это помогает предпринимателям вытаскивать инновации из лабораторий и выставлять на рынок.  Ранее государственные капиталовложения в фундаментальную науку и исследования также заложили основы таких сегодняшних крупных центров инновации как Кремниевая долина.

В целях стимулирования экономического роста и создания рабочих мест Администрация Обамы поддержала инновации проведением патентной реформы, введением налоговых зачётов и капиталовложениями в образование в области точных наук, технологий, техники и математики.  Этими усилиями создаётся технология и рабочая сила, которые будут двигать Америку в XXI веке.

Инновации, однако, не единственный источник американского успеха.  Наша вера в то, что рынок должен быть свободным, открытым и конкурентным позволила предпринимателям обратить свои трудовые усилия и хорошие идеи себе на благо и на благо своей стране.

Свободная и открытая конкуренция – ровное поле для американского бизнеса

Бизнес-инкубаторы вносят свой вклад в американский успех, в частности, помогая предпринимателям в преодолении препятствий при открытии своего дела. В Америке считается, что свободный и честный рынок – лучшая награда предпринимателям за их изобретательность, а государство при этом должно не мешать, а помогать.

Оптимизируя процедуры закупок и расчётов, Администрация Обамы стремится упростить малому бизнесу и молодым предприятиям сотрудничество с федеральными властями, а в некоторых случаях и работу в их интересах. Пересматривая старые нормативные акты и отменяя ненужные, мы также добиваемся снижения несправедливого бремени на предпринимателей, которые часто не имеют больших юридических отделов и не знают юридических хитростей.

В итоге никто иной, как предприниматели по всему миру, в таких странах как Америка и Россия, станут лидерами в формировании новой мировой экономики. Почему?  Потому что именно предприниматели создают рабочие места, продвигая и определяя инновации, равно как и ускоряя структурные преобразования в экономике.  Тем самым они помогают строить лучшее и более благополучное будущее.





This post in EnglishCollapse )

Среда для развития инноваций: Россия и США
David Rubien
embassy_voices
Дэвид Рубьен
Отдел науки, техники, экологии и здравоохранения посольства США в Москве

Стартапы – это будущее мировой экономики.  Это знают все.  Если есть кое-какой опыт в технологиях, если есть отличная идея – ты «в шоколаде».  За пару лет обязательно станешь богатым.  Кто хочет быть миллионером?  А кто ж не хочет?



Хотят ли россияне быть миллионерами?  Мы все слышали об олигархах…  знаменитых мультимиллионерах. Это сверхбогачи, многие из которых сколотили капитал в постсоветской России в 90-е.  И они в большинстве своём уже «вчерашний день». Молодое поколение россиян, кому нет ещё сорока, не имеет опыта жизни в СССР и определённо хочет стать богатым. И такие будущие предприниматели пытаются добиться этого через стартапы.  Россия практически завалена стартапами. Невозможно определить их точное количество – можно сказать, что их где-то от восьми до десяти тысяч. По подсчётам специалистов аналитической компании Compass из Сан-Франциско в одной только Москве от 2 300 до 3 800 активных стартапов в области технологий. Сравните с Кремниевой долиной, где около 17 000 стартапов.  Но вот что интересно: согласно «Мировому рейтингу экосистем для стартапов 2015 года», подготовленному компанией Compass, Москва по стартапам сейчас находится на  13-м месте в мире (1-е у Кремниевой долины и района побережья Залива  в Сан-Франциско).  Это поразительные цифры, учитывая, что 30 лет назад в России даже не видели ценности в концепции собственного бизнеса.

Все мы знаем, что большинство стартапов терпят провал.  Ключевое слово «выход» указывает на то, что стратап дорос до реального экономически состоятельного бизнеса.  По шкале «выхода» показатели Москвы не так хороши – на «выходе» доля стартапов в городе составляет всего лишь одну десятую процента, давая 19 место в числе лучших 20-ти городов мира.  Кремниевая долина занимает 1-е место с 47,3% (в целом по США этот показатель значительно ниже – ближе к 10%.)  Однако Москва показывает гораздо лучшие результаты, когда речь заходит о таких факторах как финансирование, таланты и рост.  И ещё России приходится преодолевать огромные препятствия, чтобы обеспечить текущий уровень своей экосистемы для создания инноваций.

Взгляните на преимущества Соединённых Штатов.  На каждом этапе развития американского стартапа – от рождения идеи к появлению венчурного инвестора, к переходу в бизнес-инкубатор, к использованию фондов венчурного капитала, к подключению государственных фондов, к  университетским программам и до рынка, жаждущего модных технических гаджетов – поддержка велика и широка.  Поэтому в России многие образовательные программы по стартапам организуют поездки в США, чтобы показать студентам, как это делается.  Вдобавок, давайте не будем забывать, что в американском обществе всегда было стремление к богатству.  В России стартапам посвящается весьма мало программ, как государственных, так и частных.  Инвесторы склонны к нетерпеливости и требуют прибылей немедленно, даже если у только что созданной компании могут уйти годы на получение результата.  Здесь меньше рынка, определяемого либо потребителями, либо корпорациями.  Когда крупной российской корпорации нужен какой-нибудь продукт, она скорее поищет его за границей, не имея инфраструктуры для его создания или поставки. Также во многих точках этой цепи действует коррупция.

Тем не менее, имея мотивацию, желание и растущее количество людей, обладающих лидерскими качествами, которые понимают важность стартапов в мировой экономике XXI века, Россия пришла к тому, что её столица входит в двадцатку городов с лучшими для стартапов условиями существования.  Это доказательство того, что ситуация меняется и меняется быстро.  Если мы смотрим только на долю неудавшихся стартапов (которая, не будем забывать, весьма велика и на Западе), тогда стакан наполовину пуст.  Но если мы видим тысячи российских стартапов, будущих предприятий, жаждущих успеха, тогда стакан наполовину полон.  И их число продолжает расти.




This post in EnglishCollapse )

Экосистема для стартапов: не всё так просто
Lawrence Wright
embassy_voices
Лоуренс Райт
Председатель и соучредитель GVA LaunchGurus, а также серийный предприниматель и инвестор начального капитала в компании наукоёмких технологий

Гостевой блог в рамках участия посольства США во Всемирной неделе предпринимательства


Кремниевая долина может быть фантастически притягательна для технических стартапов. И тому есть причина. Это крупнейшее скопление венчурных инвестиций на планете: из одних только Соединённых Штатов в ней сосредоточено более трети всех рисковых капиталов страны. Кремниевая долина стала домом для таких гигантов как Google, Hewlett-Packard, Intel, Apple, Facebook, Cisco, eBay и многих других. В центре расположен Стэнфордский университет, однако в долине работает и множество других ведущих вузов и технических колледжей. Здесь происходит столько семинаров и мероприятий при достаточном количестве бизнес-инкубаторов и мест для совместной работы, что голова идёт кругом.



Помимо Кремниевой долины уникальные и развивающиеся экосистемы, благотворные для инноваций, существуют в США повсюду, в том числе в Бостоне, Нью-Йорке, Остине (штат Техас) и Боулдере (Колорадо). У этих городов есть несколько общих черт, которые превращают их в привлекательные и продуктивные «оранжереи» предпринимательства – это наличие университетов и исследовательских лабораторий, венчурного капитала и инвесторов, вкладывающих средства в предприятия на начальном этапе, услуг по обеспечению бизнеса и помещений общего пользования для встреч и неформального общения. Но это далеко не всё.

Любому городу, региону или стране, которые хотят, чтобы их экономика росла, необходимо создать такую среду обитания, которая благоприятствовала бы появлению новых предприятий и инновационных технологий. Но не у всех одинаковый подход к бизнесу, рискам и инвестированию и не все имеют о них одинаковые представления.

Итак, каков же рецепт эффективной экосистемы, способствующей инновациям? И каковы препятствия к её созданию? Россия развивает свою экосистему при помощи массированных действий и затрат со стороны государства. Миллиарды долларов были вложены в быстрый старт отрасли венчурного капиталовложения, распространение знаний о стартапах, подготовку молодёжи, рост энтузиазма через соревновательность, запуск программ ускорения и многое-многое другое. Чтобы описать и оценить эффективность этой деятельности потребуются многие тома. Однако как активный участник развития технологий в России в течение более 20 лет, а также как серийный предприниматель и инвестор, который за эти годы повидал тысячи молодых предприятий, я понял, что эти официальные стороны благоприятствующей инновациям экосистемы представляют собой только часть из того, что требуется. Без комплексного подхода велик риск того, что получение результата будет затруднено, и он будет хуже намеченного, где бы это ни происходило.

Так чего же не хватает? Кремниевая долина привлекательна не только приятным климатом (хотя и этот фактор нельзя игнорировать). Здесь царит атмосфера открытости, доверия, честности, транспарентности, высокоинтеллектуальных достижений, терпимости к неудачам и бескорыстной помощи в бизнесе. Когда учредитель стартапа приезжает в Кремниевую долину, его не избегают и не отталкивают, откуда бы он ни приехал. Будь то Россия, Китай, Индия – возьмите любую страну – это не имеет значения. Ведь половина всех стартапов, созданных в Кремниевой долине, основана иностранцами. Как только создатель стартапа появляется здесь, он начинает налаживать связи. Найти тех, кто с радостью окажет бесплатную помощь и познакомит с очень важными и влиятельными людьми, найти сравнительно просто. Бизнес-сообщества помогают своим членам, чтобы такое сообщество стало успешнее. А если стартап оказался неудачным, его создателя не станут унижать или травить. Он отдохнёт денёк-другой и примется за новый проект. Такой взгляд на неудачу не как на последнее трагическое событие в жизни, которого надо бояться, а как на необходимую ступеньку на пути к успеху – это один из сильнейших факторов в строительстве высокоэффективного сообщества. И такое сообщество стартапов, инвесторов, наставников и консультантов полностью заинтересовано в том, чтобы платить добром, помогать друг другу и добиваться успеха так, чтобы со временем его почувствовал каждый. Этот настрой – самое важное и наиболее труднодостижимое требование для создания своей местной экосистемы, благотворной для инноваций.




This post in EnglishCollapse )

От лётчика-испытателя до военного атташе: Траектория полёта, приведшая в Москву
General McClintock
embassy_voices
Брюс Макклинток
Бригадный генерал, атташе по вопросам обороны посольства США в Москве


Служа в ВВС США, я провёл более трёх тысяч часов в кабине пилота различных самолётов и побывал в самых разных точках по всему миру. Когда я только начинал учёбу в Академии ВВС США в 1983 году, мне и в голову не приходило, что однажды я окажусь в Москве в Посольстве США.

Вот уже второй год, как я занимаю пост высшего представителя Министерства обороны США в Москве – главного военного атташе. Это интересная и одновременно сложная работа, которая доставляет удовольствие. Я рад возможности работать и встречаться со многими интересными людьми и непосредственно знакомиться с восхитительной культурой, историей и языком России.









Прежде чем подробнее рассказать о моей нынешней работе, позвольте остановиться кратко на том, что ей предшествовало. Я учился в Академии ВВС США. Это – университет для будущих офицеров ВВС, и находится он в живописном штате Колорадо. Там я получил диплом инженера-астронавта в 1987 году.

Ещё курсантом Академии ВВС я понял, что сделал правильный выбор в жизни. Каждый день все 4 тысячи учащихся строились на плацу, и иногда над нами пролетали самолёты ВВС. Однажды реактивный истребитель F-15 приблизился к нам сзади на низкой высоте, но, вместо того чтобы пролететь вперёд, он взмыл вверх прямо перед нами. За считаные секунды он поднялся на высоту более 6 километров, выполняя всё время элеронные бочки. Мы должны были стоять по стойке смирно и смотреть прямо перед собой, но все 4 тысячи человек задрали головы и наблюдали за самолётом в небе. Глядя в небо, вытянув шею, я подумал: «Когда-нибудь и я так смогу».









После выпуска я стал лётчиком и летал много лет на штурмовике А-10 «Тандерболт». За свою карьеру я летал на более чем 30 других самолётах, в том числе F-15, F-16, B-1 и даже на самолёте времён второй мировой войны P-51.

Большую часть своей карьеры я был лётчиком и лётчиком-испытателем и служил в разных концах Америки и за рубежом, в том числе в Англии, Корее и Италии. Когда я стал генералом, меня направили на работу в Посольство в Москве. Как военный атташе я являюсь главным военным советником посла Джона Теффта. Я также являюсь советником и представителем министра обороны США, председателя Объединённого комитета начальников штабов и командующих войсками. Даже в периоды напряжённости в мои обязанности входит поддержание связи с должностными лицами Министерства обороны России. Я должен обеспечивать донесение точки зрения США по военным вопросам до Министерства обороны Российской Федерации.






До приезда в Москву я работал в Объединённом штабе США специальным помощником по вопросам России. На той работе мне посчастливилось тесно сотрудничать с военным атташе России в Вашингтоне. Как и у США, у России по всему миру работают военные офицеры. Когда я работал в Вашингтоне, я несколько раз принимал российского военного атташе в Пентагоне и даже сводил его на первый в его жизни профессиональный бейсбольный матч. Встречи с ним дали мне отличную возможность знакомства с Россией и помогли в установлении профессиональных отношений, которые полезны как США, так и России по сей день.

Жизнь в России дала мне такой опыт, который запомнится навсегда. Со дня приезда сюда в 2014 году я стараюсь ездить по вашей огромной стране, любоваться её красотами и знакомиться с её культурой. От Владивостока до Калининграда я с удовольствием знакомлюсь с чудесными русскими людьми и стараюсь лучше освоить русский язык. Этот язык сложный, но красивый. Конечно, все в Америке знают о замечательных писателях России, и я с удовольствием прочитал такие книги, как «Мастер и Маргарита», «Анна Каренина», «Севастопольские рассказы», «Отцы и дети», а сейчас читаю «Преступление и наказание».

Хотя я никогда не предполагал, что окажусь в России, за эти последние годы я проникся уважением к культуре, языку и истории России. Я очень рад, что нахожусь здесь.


This Post in English...Collapse )

25 лет со дня принятия Закона об американцах-инвалидах (ADA)
Embassy
embassy_voices

26 июля исполняется 25 лет со дня принятия одного из важнейших законов в недавней американской истории – Закона об американцах-инвалидах (ADA).



Президент Джордж Буш-старший подписывает Закон об американцах-инвалидах 26 июля 1990 года.


Закон об американцах-инвалидах  – это закон о гражданских правах, который запрещает дискриминацию в отношении людей с ограниченными возможностями во всех сферах общественной жизни и облегчает для них доступ к рабочим местам, в учебные заведения, пользование транспортом и посещение всех открытых для публики общественных мест. ADA является первым в мире законом, который гарантирует равные права людям с ограниченными возможностями.



Ойдов Ваанчиг у мемориала президента Франклина Рузвельта в Вашингтоне (Courtesy photo)


«День, когда я проголосовал за ADA, был одним из тех дней на посту сенатора Соединённых Штатов, которыми я больше всего горжусь. Мы знали, что этот закон приведет к большим изменениям в Америке. Лишь со временем мы осознали международное значение ADA» - государственный секретарь Джон Керри.
Деятельностью Госдепартамента США в этой области руководит специальный советник госсекретаря по международным вопросам обеспечения прав инвалидов Джудит Хьюманн. В этом году была начата реализация многолетних проектов в Армении, Кении, Мексике и во Вьетнаме.



Спортсмены и тренеры Ассоциации слепых спортсменов США
на церемонии открытия Международного Турнира по голболу в 2015 году.





Первый Международный турнир РООИ «Перспектива» по голболу.

Посольство США в Москве активно сотрудничает с местными организациями по программам для инвалидов, таким как приезд американских спортсменов-голболистов в мае этого года. Государственный департамент США поддерживает эти усилия с помощью программ, охватывающих все географические регионы мира.

25-я годовщина принятия Закона об американцах-инвалидах представляет собой уникальную возможность для поддержки защиты прав инвалидов во всём мире и подтверждения исторической роли США в борьбе за права лиц с ограниченными возможностями.


Рукопожатие в космосе: празднование 40-й годовщины экспериментального проекта «Союз-Аполлон»
Embassy
embassy_voices
Проект Союз-Аполлон – это первый в истории космический полёт, в котором космические корабли двух разных стран состыковались на орбите Земли. Американцы запустили космический корабль «Аполлон», в то время как русские запустили космический корабль «Союз». Когда 17 июля 1975 года два корабля встретились на орбите, это символизировало окончание космической гонки и стало символом разрядки между Соединёнными Штатами и Советским Союзом.




Экипажи проекта Союз-Аполлон.



Поздравление с орбиты к 40-летию проекта "Союз-Аполлон"





Эта миссия, ставшая результатом объединённых усилий НАСА, Государственного департамента США и Российской академии наук, имела своей целью продемонстрировать всему человечеству стремление к миру и общим целям. Астронавты НАСА Том Стаффорд, Дик Слейтон и Вэнс Брэнд находились в служебном модуле корабля «Apollo». Они встретились на орбите с советскими космонавтами Алексеем Леоновым и Валерием Кубасовым, которые находились на корабле «Союз-19». Использование совместно разработанного и построенного в США стыковочного модуля позволило выполнить основную техническую цель миссии – стыковку двух космических кораблей на орбите.




Историческое рукопожатие.



Астронавт Дональд Слейтон с космонавтом Алексеем Леоновым в космическом корабле Союз.



Совместное обучение космонавтов и астронавтов, а также поездки двух экипажей друг к другу помогли преодолеть языковые и культурные барьеры. Хотя холодная война ещё продолжалась, американские и советские космические путешественники быстро нашли общий язык и научились видеть друг в друге не "врагов", а коллег. Чтобы обойти языковые трудности, они согласились говорить на языке друг друга – советские космонавты говорили по-английски, а американские астронавты говорили по-русски.




Посол Джон Теффт приветствует космонавта Алексея Леонова.



Когда американцы и русские встретились на орбите, они обнялись, пожали друг другу руки, обменялись подарками, в том числе флагами США, СССР и Организации Объединённых Наций, медальонами, сертификатами, памятными табличками и семенами деревьев. Совместный экипаж из пяти человек провёл около двух дней на орбите Земли, работая над экспериментами и ​​участвуя в совместных пресс-конференциях.



Картина, написанная космонавтом Алексеем Леоновым.



Проект Союз-Аполлон проложил путь для будущего космического сотрудничества США и России, в том числе программе 1990 года «Мир-Шаттл» и программе Международной космической станции, которая была завершена в 2011 году. В течение следующего десятилетия, когда человечество научится жить вдали от своей планеты и подготовится к дальним полётам за пределы орбиты Земли, американцы ожидают продолжения совместной работы в космосе с русскими.

This Post in English...Collapse )

Catherine the Great and the American Revolution
Arik Burakovsky
embassy_voices
By Arik Burakovsky
U.S. Embassy Moscow


On Independence Day, celebrated on July 4th, Americans reflect on their nation’s history as it came into existence in 1776. The American Revolutionary War began more than a year before the signing of the Declaration of Independence, but it was fought over eight years and resulted in tens of thousands of casualties. The United States was formed in a world dominated by great empires such as Great Britain, France, Russia, and Turkey. Unbeknownst to many people – even history aficionados – is that the Russian Empire played an important – yet indirect – role in furthering the American cause.

According to many scholars, Catherine II empathized with the colonists, and the common attitude among aristocrats in Saint Petersburg was that “the state of the English court and ministry was not such as to inspire national or outside trust toward them.” She had long predicted that America would become independent of Europe “even in my lifetime.” When the war broke out, she exclaimed that “the colonies have told England goodbye forever.” In her private correspondence, she did not hesitate to blame George III for provoking a meaningless quarrel and urged England to reconcile with the colonies.



Profile portrait of Catherine II by Fedor Rokotov

Catherine II chose not to openly pick a side in the war. The Russian Empire did not recognize the United States as a sovereign nation until the war ended. In 1780, her foreign minister, Count Nikita Panin, issued a Declaration of Armed Neutrality, which officially declared the Russian Empire’s nonalignment in the Revolutionary War. Nonetheless, the empress unofficially exercised favoritism toward the colonies by trading with them, giving them enough optimism to continue their fight, and eventually trying to serve as a mediator between America and Great Britain – all without compromising Russia’s neutral stance. Through diplomacy and commerce, Catherine II was able to influence the course of the war.

Russia started trading with the colonies over a decade before the Revolution. Americans and Russians saw each other as excellent trade partners, having ample resources to offer each other. Despite Great Britain’s Navigation Acts, which restricted foreign trade directly with the colonies, Russian ships began delivering products like hemp, sail linen, and iron to American ports as early as 1763 and did not stop once the war began. Catherine II believed that an independent America would further Russian business interests, allowing America to trade with the Russian Empire without interference from Britain on the high seas. Continued trade with Russia during the war provided the colonies with a market for their goods as well as the funds and supplies they needed to survive.

In 1780, Catherine II attempted to act as a mediator in the war by sending a proposal to each of the European powers involved in the conflict. She requested that the belligerents gather to discuss what could be done to end the hostilities. Catherine II chose Prince Dimitri Galitzin to act on her behalf at an international meeting in Vienna, offering a set of peace guidelines that included a multi-year armistice and a requirement that negotiations continue to be held. Without explicit mention of whether or not America would become autonomous, Panin secretly hoped that America would be given “complete liberty to decide its own fate.” While Catherine the Great’s peacemaking efforts ultimately fell through, they represented a worthy attempt to use diplomacy to shorten the war.

In 1781, Francis Dana arrives in Saint Petersburg as the first representative of the United States to Russia. Catherine II is unwilling to accept his credentials because of the Russian Empire’s continued diplomatic ties with Great Britain. Nevertheless, she allows Dana to stay in Russia as a private citizen, building public support for the American cause and its core democratic values until the end of the war in 1783.



Francis Dana

Catherine II’s contribution to the American War of Independence is admittedly nuanced but cannot be understated. Hoping for the United States to gain its independence from Great Britain, Catherine II provided the colonists with anything she could – short of entering the war on their side.  It was the Patriots who initially sparked the Revolutionary War, but it was Russia that helped fuel their motivation and resilience – a factor in their victory against British and Loyalist troops. By the time of its independence, the United States had already built a robust foundation of trade, diplomacy, and friendship with Russia.





This blog was originally published in Russian in Echo Moskvy on July 10, 2015

Екатерина Великая и американская революция
Arik Burakovsky
embassy_voices
Арик Бураковски
Посольство США в России



Первоначально этот блог был опубликован на сайте "Эхо Москвы" 10 июля 2015 г.


В День независимости, который отмечается 4 июля, американцы вспоминают историю своей страны, образованной в 1776 году. Война за независимость началась более чем за год до подписания Декларации независимости и продолжалась свыше восьми лет. Она унесла десятки тысяч жизней. В этот период в мире доминирующую роль играли такие великие державы, как Великобритания, Франция, Российская империя и Османская империя. Многие люди, даже страстные любители истории, не знают, что Российская империя сыграла важную, хотя и косвенную, роль в завоевании Америкой независимости.

Согласно многим исследователям, Екатерина II сочувствовала американским колонистам, и аристократия Санкт-Петербурга была единодушна в том, что «состояние британского двора и управление страной не внушали доверия ни в стране, ни за рубежом». Задолго до революции Екатерина II предсказала, что «ещё при её жизни» Америка добьётся независимости от Европы. Когда разразилась война, она заявила, что «колонии навсегда распрощались с Англией». В личной переписке Екатерины II можно найти обвинения в адрес короля Георга III в разжигании бессмысленной ссоры и призывы к Англии помириться с колониями.



Ф. С. Рокотов. Портрет Екатерины II

В этой войне Екатерина II предпочла официально не вставать ни на чью сторону. Российская империя не признавала Соединённые Штаты суверенным государством до самого окончания войны. В 1780 году министр иностранных дел Российской империи граф Никита Панин издал указ о вооружённом нейтралитете, в котором было официально заявлено об отказе Российской Империи участвовать в войне за независимость. Тем не менее, неофициально императрица благоволила к колониям. Торговые отношения продолжались, что давало американским колонистам возможность вести борьбу. Императрица даже попыталась выступить посредником между Америкой и Великобританией, не нарушая при этом нейтралитета России. Таким образом, Екатерина II смогла оказать влияние на ход войны с помощью дипломатии и торговли.

Россия начала торговать с американскими колониями более чем за десять лет до начала войны за независимость. Русские и американцы считали друг друга перспективными торговыми партнёрами, так как могли многое предложить друг другу. Несмотря на навигационные акты Великобритании, ограничивавшие международную торговлю с колониями, российские корабли начали доставлять в американские порты такие товары, как пенька, парусина и железо ещё в 1763 году. С началом войны эти поставки не прекратились. Екатерина II считала, что независимая Америка будет способствовать продвижению торговых интересов России, так как сможет торговать по морю с Российской Империей без вмешательства Великобритании. Торговля с Россией, продолжавшаяся во время войны, предоставляла колониям рынок сбыта, а также обеспечивала их финансовыми средствами и необходимыми для выживания товарами.

В 1780 году Екатерина II попыталась выступить в роли посредника, отправив предложения по урегулированию европейским странам, вовлеченным в конфликт. Она просила воюющие стороны встретиться и обсудить, что можно сделать, чтобы положить конец войне. Екатерина II отправила на международную встречу в Вене князя Дмитрия Голицына, который должен был выступить от её имени и представить мирные предложения, среди которых было многолетнее перемирие и требование продолжать переговоры. Панин втайне надеялся, что Америка получит «полную свободу решать свою собственную судьбу», хотя и не говорил однозначно о том, станет ли она независимой. В конечном итоге усилия Екатерины Великой по установлению мира не увенчались успехом, однако, они были достойной попыткой использовать дипломатию для прекращения войны.

В 1781 году Фрэнсис Дейна прибывает в Санкт-Петербург в качестве первого посланника Соединённых Штатов в России. Екатерина II отказывается принять его верительные грамоты, так как у Российской Империи давние дипломатические отношения с Великобританией. Тем не менее, она позволяет Дейне оставаться в России в качестве частного лица и добиваться общественной поддержки борьбы Америки за независимость и  демократические ценности, чем он и занимался до окончания войны в 1783 году.



Фрэнсис Дейна

Таким образом, Екатерина Великая внесла косвенный, хотя и весьма важный вклад в борьбу Америки за независимость. Надеясь, что Соединённые Штаты добьются независимости от Великобритании, Екатерина II обеспечивала американских колонистов всем, чем могла, за исключением одного – Россия не вступила в войну на их стороне. Хотя пламя войны за независимость зажгли американские патриоты, именно Россия помогала подпитывать их целеустремлённость и стойкость, что сыграло важнейшую роль в их победе над войсками британцев и лоялистов. К тому моменту, когда Соединённые Штаты получили независимость, они уже создали прочную основу для торговли, дипломатических отношений и дружбы с Россией.





This post in English

Culture helps bring together Russians and Americans
Mary Ellen Koenig
embassy_voices
By Mary Ellen Koenig
Cultural Attache, U.S. Embassy in the Russian Federation


At the height of the Cold War, a 23-year-old Texan, Van Cliburn – who had studied piano in the Russian romantic tradition – won the Soviet Union’s first International Tchaikovsky Piano Competition, earning him worldwide recognition and a special place in the hearts of both Americans and Russians who appreciate great performers.

Culture has a way of transcending political differences, bringing together Russians and Americans who may differ on issues but who appreciate outstanding music, dance, drama, literature, film and visual arts.  As the U.S. Embassy’s cultural attaché for the last two years, my goal has been to help show the depth and diversity of American culture. At the same time, I have developed a deep respect and admiration for the traditions of Russian culture and its impressive array of arts institutions.




Van Cliburn's performance in Moscow in 1958 was highlighted in international media.



Among the highlights of my two years here have been performances that involved collaboration between American and Russian artists. This year, for example, one of the great U.S. ballerinas of the 20th Century, Suzanne Farrell, brought her troupe to Moscow to partner with Ballet Moskva to perform ballets choreographed by the great Russian-American, George Balanchine.  In February, Grammy Award-winning trumpeter Terrence Blanchard performed with famed Russian saxophonist Igor Butman. Young American and Russian opera singers from the Bolshoi Theater and the Metropolitan Opera in New York performed at the Bolshoi and at the U.S. Ambassador’s residence, Spaso House.

Another high point was last summer’s New Orleans festival brought music, food, and photography from the American South to the Usadba Jazz Festival in Moscow. Last weekend, I went to the latest Usadba festival to enjoy the performance of the Jones Family Singers, a gospel singing group from Texas.

When our musical and dance groups travel throughout Russia, they always draw enthusiastic, knowledgeable and appreciative audiences.  There is a genuine interest in American culture here in Russia and we are often pleased to partner with outstanding Russian institutions such as the Bolshoi, the Moscow Art Theater, the Moscow Conservatory, the Multimedia Museum and the Documentary Film Center. Last fall, the Stanislavsky and Nemirovich-Danchenko Music Theatre hosted several nights of contemporary American dance. The Lumiere Brothers Center for Photograph displayed a well-attended exhibit of images of the young Elvis Presley and the long-lost photos of Vivian Mayer. And our annual AmFest film festival always attracts big, movie-loving crowds at Moscow’s Gorizont Theater.

It is always a pleasure for me to attend events featuring American artists at Russian cultural institutions, whether or not the Embassy is involved. The Pushkin State Museum of Fine Arts and the Calder Foundation in New York recently collaborated on the first-ever retrospective in Russia featuring the works of the great American artist Alexander Calder. And Moscow’s exciting new Garage Museum of Contemporary Art opened with a fascinating exhibit about the American National Exhibition.

Over the years, culture has played a remarkable role in our nation’s overall diplomacy with Russia – in particular, when the political dialogue is difficult. In the Cold War era, some of the most memorable moments of U.S.-Soviet communications occurred at cultural events. Van Cliburn’s stunning performance at the Tchaikovsky competition made headlines worldwide in 1958. The following year, Vice President Richard Nixon and Soviet Premier Nikita Khruschev held impromptu “kitchen debates” at a U.S. exhibition at Moscow’s Sokolniki Park. And Russian music lovers packed the Moscow Conservatory in 1986 to witness the return of the great Russian-born pianist, Vladimir Horowitz. This month, young American pianists have performed well in the latest Tchaikovsky Piano Competition – 57 years after Van Cliburn’s triumph.

The United States and Russia share a long history, having maintained an official relationship for more than 200 years.  That relationship has at times been turbulent – as it has been in the past year –but Americans and Russians set aside such debates when they have the opportunity to enjoy the best in one another’s culture.  I depart Moscow with a deep appreciation for Russian culture, and I hope that our efforts have helped Russians appreciate the richness of American culture.


On July 1 the results of XV International Tchaikovsky Competition competition were announced. American pianist George Lee won the second prize in piano.


This Post in Russian...Collapse )

?

Log in